korney_prutkov (korney_prutkov) wrote,
korney_prutkov
korney_prutkov

Category:

Вселенные (рассказ)

Магазин "Голди"-дискаунтер очень не плох. Надо же, что ни куплю там: толстовку 100% хлопок, банку семги, чай матэ в пакетиках с имбирем, пакеты для мусора и так далее, - всё в строчку. На кассе три копейки выкладываешь, тебе вежливо говорят приходить ещё, а купленное именно то, что надо. Даже кошкоеду можно упаковками брать. Вот и иду в этот чудо-магазин в очередной раз. Вечерний август шепчет. Знакомые дворы. И тут все заросло родным инвазивным кленом (спасибо тебе, Никита Сергеевич!). Еще зеленая трава. У домов много ухоженных клумб, да, теперь не девяностые. Вот колышутся космеи, благоухают ярко-оранжевые настурции, не могу не пройти мимо них и не вдохнуть любимый с детства аромат (сразу возвращаюсь в детский сад, где Космеи были выше моего роста). А там буйно устремляются к небу заросли какого-то, похоже, декоративного бамбука. Арка двора, надо перейти небольшую внутриквартальную дорогу. Куда ж ты несешься?! Ладно-ладно, я перебегал не по зебре. Тротуар. Как же весело катится на самокатах эта малышня. Галдят, смеются. Дожидаются неспешно идущих разговаривающих между собой мам. Потом снова едут, ловко обворачивают лужи и свисающие на тротуар ветки все того же вездесущего клёна. Так, на той стороне у нас детские садики. Золотой ключик, Снегурочка, Счастливый малыш. Детский дом культуры (да-да, я же в детстве лет 7 туда ходил в изостудию, но раньше он был в другом месте. Работает! Теперь туда вот эти товарищи на самокатах и ходят, наверное). Детский морской центр "Каравелла". Строгая учительница, помню, на весь класс стыдила незадачливого Андрюху: "пишет ошибка на ошибке, зато Каравеллла!" Гыгы. Где он сейчас? Наверное, настало время разбора детей из-под казённого присмотра по домам. "Ильюшка, подожди маму, не несись сломя голову!" - она осознает уже (от горшка два вершка, самой поди не больше двадцати трёх, а вошла в роль как по Станиславскому!), осознает полную материнскую власть и иерархическое превосходство. Боже, мы все теперь официально взрослые, а некоторые - даже чересчур! Миловидная мамаша в очках. "Ильюшка" чуть не врезается в улыбчивого дяденьку-прохожего в майке с надписью "Чёрный Лукич", - в меня. Ух, еле увернулся. Что думает паренек, когда дяденька-прохожий так старательно ему улыбается. Возможно: "дядь, ты что, того?!" Ладно, перец, расти большой, не будь лапшой. В дискаунтере небось прикуплю стильных футболок и чак-чак. Клен заканчивается. Чуть в глубине справа - высокий забор: между каменных, оштукатуренных и побеленных тёмно-жёлтой известью квадратных колонн-столбов зелёным новопокрашенным цветом виднеется металлическая решетка. Странная то ли детская, то ли школьно-спортивная площадка - сквозь редкие железные прутья. Газоны подстрижены, лазилки (радуга с перекладинами, похоже, ещё старше меня) старательно выкрашены в весёленькие цвета, поребрики выбелены белым, все подметено. Хм. Небольшие футбольные ворота виднеются. Какой сюрреалистический арт-объект. Машины медленно проезжают параллельно тротуару. Водители и пассажиры скучающе смотрят на меня. Небольшая вечерняя пробка, похоже. Ребята, ходить пешком - это модно и эффективно! Что же там в нелепом зазаборье? Забавно, сколько раз проезжал здесь на машине, несколько раз проходил пешком, но так и не понял, что за этой оградой. И не видел ни одного человека там. Хм. Вот и ворота с калиткой. Заперты. Серое четырёхэтажное здание с небольшим каменным крыльцом и пандусом как бы навевает. Никого не видно. Все уныло, вычурно чисто и статично. Как у солдатских казарм или на плацу что ли. Слева от двери входа табличка. Попробую разглядеть. Из-за ворот невозможно, - слишком далеко. За окном первого этажа вроде бы кто-то в белом халате и колпаке. Да, что тут поделать, идем дальше. Хоп, из-за окна (раз-два-три) третьего этажа словно бы чьё-то лицо - смутное белое пятно на тёмном прямоугольнике стекла. Кто-то смотрит, с любопытством разглядывает меня. Почему я такой? Мне тут очень грустно. Наша комната, белые постели с номерками, белые стены сейчас вечером кажутся серыми. Почти никого нет. Есть это окно. Есть кусок внешнего мира: часть тротуара за оградой, за кленами. И я смотрю, смотрю, как мелькает жизнь, проходят вселенные. Каждый человек - это вселенная, мне нянечка так говорила. Сейчас был полдник, нас всего несколько в столовой было. Елена Сергеевна теперь только в понедельник будет. Хорошая она, только кто я ей. Грустный мальчик, которого надо уговаривать есть омлет или эту резиновую кашу на завтрак. Она понимает, что я, наверное, специально так делаю. Ну, отказываюсь идти в душ, вредничаю в столовой. Мне хочется.. чтобы я хоть что-то для кого-то значил. Скорее всего, я хочу, чтобы эта хорошая тётя Елена Сергеевна уговаривала меня, именно со мной говорила. Так ведь я уже кто-то для неё получаюсь. Непослушный, но которого надо воспитывать, направлять. Для чего-то. Это так здорово, что она не отмахивается, как другие взрослые. Они на работе (или практике) с 9 до 5. Нужен я им больно, у них своя жизнь за этим домом. Свои мусечки и "я оладушек напекла". Этот не пойми кто - не хочет идти гулять, его дело. Елена Сергеевна не такая. Она добрая. Мне хотелось бы сделать ей что-то очень хорошее. Обнять её сильно-сильно. Уткнуться в неё и не отпускать. Но мне как-то неловко. У нее тоже есть свой дом. Но она все равно так хорошо-хорошо улыбается мне, когда приходит. Это так классно. Вон Вася сидит на койке. Думает ли он то же, что и я? Может и думает, только он все время молчит и покорно делает то, что говорят. Ему плохо. И поэтому ему все равно. Если уволится Елена Сергеевна, и я таким стану. Я боюсь этих мыслей. Но вот я здесь не так давно, а зацепка одна. Ну что ли как бы единственное из-за чего хочется просыпаться по утрам. Или меня снова переведут в другое место. Или решат, что я болен, и будут лечить всякими уколами и таблетками. Ваську, может, и залечили, он тут уже давно. Вон он так и сидит, не жив-не мёртв. Васька, иди в окно зырить! Ему все равно. Так я и думал. На улице ходят люди. Вселенные. Помню, еще совсем малышом в детдоме в Горскино летом разрешали недолго смотреть ночью на небо. Я тогда фантазировал, что на каждой звезде есть такой же, как я. Только, может, счастливее. Мне было приятно, придумывать ту, другую, свою жизнь на какой-нибудь далёкой звезде. Малышня на самокатах. Их жизнь легка, как на самокате. Мамы покрикивают на на них, они поди страдают из-за этого. Мама не купила пироженку. Знали бы они.. Тому вон веселому дяхану (остановился, прямо на меня смотрит) везёт, он может все, что захочет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments